astroradar (astroradar) wrote,
astroradar
astroradar

Романтический лепет Мастера о перспективах отношений с Китаем в следующие 15-120 лет

В этой поездке
Главная мысль об отношениях между Россией и Китаем, которая посещает меня в перемещениях по северной столице, это осознание необходимости создания долгосрочной стратегии развития отношений, минимум на 120 лет.
И отношения эти должны строится на принципах вызаимовыгодного дополнения.
Необходимо создавать долгосрочную исследовательскую и внедренческую программу изучения и разработки полей взаимодействия, и в первую очередь в области гуманитарно-социальных наук, искусства, культуры и идеологии.
Необходимо на этой основе приступить к разработке форматов захода китайцев в российскую экономику, что неизбежно произойдёт по естественным причином в ближайщие 15 лет. Но если не будут предложены форматы и правила, регламентирующие работу Китая на российских полях, как обычно негативных последствий и недовольства будет гораздо больше, чем радости от плодотворного взаимодействия.
Россия на уровне работы государственной машины упорно демонстрирует свою невменяемость, механизмы которой вполне понятны, и преодоление их требует больших затрат сил и времени.
Потому слова мои, про необходимость исследований, создания форматов и правил прошу считать романтическим лепетом, в который я и сам не очень верю.
ББВ https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1050270425022767&set=a.262192070497277.60217.100001194584593&type=3

Соображения
О моей роли и месте в поле современного российского китаеведения
Как и многие другие социальные институты России, китаеведение прелставляет собой в моём понимании очень размытое поле, аморфную структуру, в которой исчкезла (если она вообще была) действительная направляющая сила.
Это в значительной степени связано с организацией гуманитарно-социальных исследований и образования в этой области в период социалистического государства, где всё направлялось так называемой идеологией.
Идеология эта была скроена из рук вон плохо, и давала соответственные результаты.
Так что и до настоящего времени в социуме существует стремление занимать место, а уж потом разбираться, кто кого красит, и чем его малюет.
Меня, так называемое, академическое китаеведение в силу разных причин, с самого начала не прельщало перспективами развития себя в таком месте и качестве. Потому с точки зрения академических подходов, бытующих в российском обществе, я по разным причинам не просто не являюсь учёным, но и всячески дистанцируюсь от подобного определения.
Китаеведение, условно, настоящее, меня затянуло в первую очередь моими поисками ответов на вечные вопросы, и именно в Книге Перемен и даосской литературе, в конфуцианских текстах, в традиционном искусстве, я нашёл и почувствовал близость звучания, стилистики, окраски к своим устремлениям, и начал движение в этом пространстве, в первую очередь в поисках себя и чудес.
Потому даже и не пытаюсь строить из себя объективного исследователя китайских древноствей.
Мне в первую очередь важно научиться оперировать понятиями и другими категориями человеческого сознания так, как это умели по моим представлениям делать древние.
Познание и развитие себя через познание — это моё жизненное кредо, и пожалуй главное моё желание в этой жизни, научиться делать точные сбывающиеся прогнозы по книге Перемен.
Я перевёл сотни примеров построения прогнозов по Переменам, и вижу насколько интересно работает мысль у мастеров, владеющих техниками управления собственным сознанием.
Так что места в современном китаеведении в российском социуме мне нет, потому что цели совершенно отличаются.
Потому и книги мои, которые могут выглядеть как работы китаеведа, ни в коей мере такими не являются.
Иду я своей дорогой, которая временами пересекается с путями других, но цели разные, вернее понимание целей разное.
Знание языка мне необходимо для того, чтобы получать непосредственные знания, не рассуждая о том, как эти знания устроены, и какие в них недостатки. То есть, я когда-то говорил, что критерием знания китайского языка является способность, взяв любую книгу с полки, начать читать её, точно понимая, о чём идёт речь.
А критерием правильного способа думания является способность давать сбывающиеся прогнозы.
И никак иначе.
Вот как-то так.
ББВ

О времени и политике
Я неоднократно повторял, что главной особенностью китайского сознания является ощущение времени.
Время — вот что лежит в основе китайского дискурса.
Временем меряется пространство и вещество, а не наоборот.
Необходимость своевременности, попадания в правильные врата времени, составляет подтекст всей китайской мудрости.
И в отношениях с Китаем я не видел и не наблюдал пока ни одного действия с нашей стороны, котрое было бы сделано вовремя.
Опоздание, тормоза и негибкость — вот основные характеристики и качества присутсивя России в отношениях с Китаем.
Я думаю, что это связано с каким-то базовым свойством российского общественного сознания, которое постоянно залипает на каких-то быстро устаревающих схемах, часто заимствованных извне, и потом никак не способно перейти на новый уровень, сравняться теми, кто уже ушёл далеко вперёд.
Восприятие времени одновременно определяет и восприятие самих себя, откуда вытекают типологические реакции на мир.
А мир в постоянстве перемен и движени времени в ощущениях.
ББВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments